Как славянин Моисей создал Тору и иудаизм и издевался над евреями

800px-michelangelo_moses

Согласно библейским сказаниям Закон (Тору), свод правил поведения и ритуальную часть богослужения, евреям дал пророк Моисей. Официальная версия гласит, что Моисей происходил из еврейского колена Левия и волей случая стал приемным сыном дочери фараона, который, судя по всему, даже не подозревал об этом.

Уже из этого сюжета ясно, что мы имеем дело с подтасовкой фактов с целью скрыть подлинное происхождение Моисея. Тайное воспитание еврея при дворе фараона являлось делом невозможным, так как в расовом отношении евреи отличались от египтян. Спутать еврея с египтянином было нереально. Египтяне гнушались семитами как мерзостью и отказывались разделять с ними трапезу (Быт. 43:32, 46:34); египтянам были отвратительны их религия и жертвоприношения (Исх. 8:26). Вольготное положение евреев в Египте в течение некоторого времени их поселения там было обязано либеральной политике ряда фараонов, оказывавших азиатам радушный прием, но ко времени Моисея этот период закончился, когда «восстал в Египте новый царь, который не знал Иосифа» (Исх. 8:1).

Талмуд пытается объяснить, каким образом Моисей был рожден в доме еврейки и почему это оказалось незамеченным египтянами, несмотря на то, что они не только осматривали еврейские дома, но и отслеживали беременных[1]. Талмуд заявляет, что Моисей родился якобы на шестом месяце, поэтому данное событие оказалось недоступным для чужих глаз. Таким вот экстравагантным способом талмудические сказания решают проблему того, чего быть не могло[2].

Когда Моисей пришел в страну Мадиан, дочери жреца Рагуила сразу определили по его внешности, что Моисей – египтянин (Исх. 2:19).

Всё это заставляет нас признать, что Моисей не был евреем. Скорее всего он был природным египтянином[3]. Тот факт, что вся деятельность Моисея так или иначе связана с религиозной миссией, наводит на предположение о его принадлежности к египетскому жреческому сословию. Его поведение напоминает поведение египетских жрецов. Например, в Исх. 3:4-5 Моисей снимает обувь, стоя на «святой земле». Точно также поступали и священники Амона, которые снимали свои сандалии в главном приделе храма[4]. В силу особых заслуг перед евреями, Моисей был включен в еврейские генеалогии, восходящие к Аврааму. То же самое было сделано и в отношении левитов.

Однако, левиты на самом деле были кастой египетских жрецов. Это видно хотя бы из весьма привилегированного положения этих жрецов среди израильских племен. Колену Левия не было дано в Ханаане земельного надела, они выполняли исключительно храмовые службы, а доходы получали из десятин и жертвоприношений. Грубо говоря, левиты всегда жили за счет прочих евреев. И такое положение они занимали, видимо, в силу своего особого происхождения, отличного от остальных еврейских колен. Это типично кастовая система, совершенно не характерная для семитов. Также подмечено, что имена левитов – такие как Пинхас, Хофни, Ор, Мерари, равно как и самого Моисея (Меса) – египетские, а не еврейские[5]. Йахушуа Навин тоже носил египетское имя Нун[6] (божества, олицетворяющего первозданный Океан). Э. Ренан и Ю. Велльгаузен, знатоки истории израильского народа, сделали предположение, что термин levi означал у Израильских колен inquilinus – «примкнувший, присоединившийся к евреям инородец» (Числ. 18:2,4)[7], попросту – «левые», «пришедшие со стороны». В книге Зогар египетские маги описываются как erabrab («разноплеменные люди»). Потрясенные чудесами «они пошли за Моисеем по его приказу»[8].

Тот факт, что все левиты в той или иной степени являются кровными родственниками по мужской линии уже не менее трех тысяч лет, был подтвержден учеными из Оксфорда, обнаружившими у современных потомков древних левитов ряд стабильных одинаковых генетических отметок – Y-маркеров. Было установлено, что Y-маркеры левитов практически отсутствуют у мужчин-евреев, потомков других родов: например, у мужчин из колена Иуды (происходящих не из касты священнослужителей)[9]. Также было выяснено, что гаплотип двенадцати колен (гаплогруппа J) существенно расходится с гаплотипом левитов-ашкеназов, близким к индоевропейской гаплогруппе R1а1. По частотности попадания в группу R1a1 левиты-ашкеназы примерно соответствуют белорусам и сербам, то есть славянам[10].

Данные Талмуда сохранили ряд ограничений для левитов, по которым не все из них могли совершать священническое служение. Эти ограничения связаны с требованиями соответствовать таким физиологическим нормативам, которые близки к европеоидному расовому типу. Перечисляются 147 дефектов, при которых человек не мог стать жрецом. Вероятно, эти талмудические предписания идут еще с той эпохи, когда евреями управляла каста жрецов нееврейского происхождения. Например, членом Синедриона мог стать человек только высокого роста (рост 1,76 м. считался нормативным). От священства отстранялись люди с плоским (негроидным) носом, утолщенными губами, короткой шеей, большим животом, чрезмерной худобой, плоскостопием, круглой головой и т. д.[11]

Что касается этимологии слова Levi, то не исключено, что оно имеет значение змеи – символа жреческой касты[12]. Именно поэтому египетские жрецы и сам Моисей представлены повелителями змей, в укрощении которых они соревнуются[13]. Змей был символом Осириса, которого, как правило, изображали зеленокожим. Сам пророк установил Нехуштана как охранительный фетиш. Змея – символ бессмертия и возрождения, с чем непосредственно был связан культ Осириса. Богами-змеями являлись также Амон, Атон и Сет. Змея – победительница врагов фараона, испепеляющая их своим огнем. Олицетворением этого оружия является так называемый «урей», или «диадема фараона», – защитная эмблема высшей власти в Египте.

Leviathan (Левиафан) – так сами евреи именовали извивающихся как веревка животных (Пс. 74:14, Ис. 27:1). В книге Зогар «дом Левия» этимологически связывается с «левиафаном», изначальным Змеем Египта[14]. Одно из левитских имен Пинхас (Финеес) переводится с египетского как «змеиный рот» (pa nehesy). Наконец, наиболее важным доказательством является тот факт, что леви это прямой перевод египетского титула ур, который носили жрецы высших санов в Египте[15], что и значит «змей».

Связь символа змеи с жреческим сословием и белой расой характерна и для других религий. В изображениях индийских божеств почти всегда присутствуют змеи. В кельтской религии почитание змеи играло настолько важную роль, что каждый вступавший в священный сан друида должен был произнести культовую формулу: «Я есмь друид, я есмь строитель, я есмь пророк, я есмь змей»[16]. У многих народов пернатый змей связан с белыми божествами (в частности у индейцев Америки).

Имя Levi близко к словам libne, liban – что значит белый, белизна, прозрачность. В такой семантике можно отыскать и соответствие именам Бэл, Ваал, Велес, восходящим к понятию «белый» (lib, leb в обратном прочтении – bel, bil). О непосредственной связи культа Яхве с культом Ваала будет сказано ниже.

Белым народом Lebu египтяне называли ливийцев (библ. Lehabim(?) – Быт. 10:13). Народ Lebu участвовал в создании Древнего Египта. Протоливийцы являлись древнейшим населением Египта и всей Северной Африки. Lebu упоминаются в египетских надписях уже с конца IV тыс. до н. э. (додинастический период). Они же именовались темеху (светловолосые). Смешавшись с тихену (смуглые), они образовали египетский народ[17]. Последствии часть этих ливийцев мигрировала на Крит[18], а в X столетии до н. э. ливийцы вернулись в Египет и основали XXII и XXIII династии[19]. Приход к власти ливийцев в Египте произошел не путем завоевания ими страны, а в результате длительного мирного проникновения и поселения ливийцев в Египте, и в известной степени ассимиляции их египтянами. Отдельные ливийские племенные вожди, поступавшие на египетскую военную службу, иногда достигали высоких государственных постов и, наконец, заняли престол фараонов[20]. Приход к власти в Египте фараонов Lebu падает на время строительства Храма Соломона в Иерусалиме. От данного этнонима, возможно, происходит и название горной цепи Ливан и побережья Леванта, а это говорит за то, что и самое древнее население Ханаана было тоже из числа Lebu, как отмечал А. Сейс. Это видно также из постоянных и тесных культурных и политических связей Финикии и Египта. Профессиональные египтологи отмечают:

«Совокупность антропологических, археологических и лингвистических данных свидетельствует о том, что египтяне были этнической общностью, сложившейся в глубочайшей древности, близкой к берберам-ливийцам и в какой-то степени к другим племенам и народам Северной Африки, не являющимся негроидами (нубийцы, беджа и др.), а также к семитам (на юге – примеч. Breanainn)…

Племена и народы белой средиземноморской расы, как и племена и народы негроидов, можно практически рассматривать как автохтонное население Африки – об этом с несомненностью свидетельствуют антропологические данные; в глубочайшей древности и белые, и негроиды имели систематические контакты на территории самого Египта и Сахары. Затем эти контакты прекратились, и негроиды, жившие в глубокой древности и на самой территории Египта, по каким-то причинам, нам неизвестным, отступили далеко на юг. Как показал X. Юнкер, со времени образования единого египетского государства в начале III тысячелетия до н. э. вплоть до XVIII династии (XVI в. до н. э.) египтяне не имели никаких систематических контактов с негроидами, ибо за это время (около 1500 лет) ни на одном египетском памятнике не найдено изображения негра»[21].

В действительности белые протоливийцы пришли в Африку то ли откуда-то с Запада, то ли с Севера, и об их происхождении мы еще поговорим далее, когда коснемся вопроса семитских языков[22].

Таким образом наименование левит может указывать на происхождение от Lebu, ливийцев, древнейшего белого населения Северной Африки и побережья Леванта[23], и одновременно иметь соответствующие коннотации со «змеей» – символом белой расы и жреческой касты.

Судя по всему, левиты были частью единого союза жрецов – разветвленной и связанной между собой сети особо посвященной касты, хранителей знания, которая известна под разными именами: уры (егип.), хотары (заотары), брахманы, маги, халдеи, понтифики, гаруспики, друиды, шаманы и т. д. В лице левитов мы, вероятно, сталкиваемся с той же самой системой гильдий, которая отражала кастовое деление у индоевропейцев Палестины. Профессор ближневосточных наук Массачусетского Университета Кир Гордон отмечает:

«Гильдии священнослужителей были в высокой степени мобильны, что приводило к тому, что методы отправления культов пересекали этнические границы»[24].

Все эти жрецы имели один и тот же полярный источник своих верований и представляли собой одно целое в кастовом восточном обществе, где шудры и чандалы занимали по отношению к ним низшее положение. Такую же роль шудр в Израиле вполне могло играть простое еврейское население, а жрецы и цари представляли собой высшее сословие (аналогично кшатриям и брахманам Индии), т. к. имели иное расовое происхождение. Иначе ни о каком даже тусклом подобии пресловутой израильской государственности, высокохудожественной религиозной литературы, законов общества и регламентированного культа просто не могло быть и речи. Вторжение индоевропейских племен на Ближний Восток во II тыс. до н. э. по времени примерно совпадает с проникновением ариев в Северный Индостан и долину Ганга. Поэтому вполне оправданно думать, что эти же арии как в Индии, так и в Передней Азии устанавливали похожие ведийские законы, предусматривавшие сословное деление общества, низший слой в котором занимали семиты и негроиды.

Поскольку только колену Левия принадлежали в Израиле священнические функции, то отсюда следует, что оно не должно было смешиваться с другими коленами. В Торе об этом прямо не сказано, но существование такого закона вытекает из самого левитского права, их социального положения и условий преемственности. Просто никак иначе левиты, служение которых наследуется по крови, не могли сохранить своей идентичности и привилегий. Следовательно, можно предположить наличие тройственного кастового деления в Израиле по тому образцу, который существовал в арийской Индии. Это жреческая каста (уры-леви), каста кшатриев (цари, военачальники, армия) и все остальные израильтяне, находящиеся где-то на уровне самых низших слоев общества, на положении «рабов» (1 Цар. 8:17). Равно как и в Индии, смешение между всеми тремя израильскими сословиями было запрещено.

* * *

Отголоски такого кастового разделения, между прочим, остались в Талмуде, где простая еврейская чернь, называемая am ha-arez («люди земли»), приравнивается почти что к язычникам и рассматривается как низшее сословие, настолько лишенное прав, что привилегированный и образованный иудей мог беспрепятственно убивать еврейских плебеев, «рвать и потрошить их как рыбу» на любой праздник и даже в субботу. Евреи ам хаарец сравнивались с «гадами», а их дочери с «пресмыкающимися», на коих иудей не мог жениться, поскольку подпадал под проклятие за скотоложество[25].

Я уже давно склоняюсь к мнению о том, что еврейский шовинизм возник как следствие присвоения и переосмысления евреями принципов расовой сегрегации, применявшихся в сословно-кастовой организации индоиранских народов.

Как известно, прибыв из Вавилона, где правили персы, священник Эзра потребовал от евреев изгнать всех их иноплеменных жен (Езд. гл. 9 и 10). Образец этого был, очевидно, взят из зороастрийских законов, не позволявших вступать в брак с иноплеменниками и иноверцами. В «Видевдате» (18.62,65), в частности, был введен запрет на «смешение семени праведных с семенем нечестивых, семени почитателей дэвов с семенем их отвергающих». Ахура Мазда наставляет Заратуштру в том, что «их убивать важнее, чем извивающихся змей и крадущихся волков».

Всё, что сказано о превосходстве и особом «избранничестве» евреев в Танахе и Талмуде, в ведийских законах относилось к высокому статусу «дважды рожденных ариев» (санкср. движати ариас) среди «неприкасаемых», называемых шудра (на санскр. «слуги»). Шудры подразделялись на несколько категорий. Именно в ведийском социуме все неарьи именовались двипада – «двуногие», откуда талмудисты заимствовали это понятие для обозначения всех неевреев. Рабы дасья (на санкср. «враг»), преимущественно происходящие из млеччха, что значит «грязные», имели статус «четвероногих» (санскр. чатушпада) и могли обмениваться, продаваться, закладываться как животные[26]. Убийство шудры считалось не выше убийства кошки, собаки, птиц и лягушек (Ману-шастра XI, 132). В Ведах написано, что все шудры созданы из ног Пуруши, пресмыкающихся в грязи. Шудры считались «асуровской» (демонической) варной, которую породили асуры[27]. Согласно брахманским инструкциям, шудры должны были одеваться в старую одежду своих хозяев, могли пользоваться только выброшенными вещами и питаться объедками со стола своих господ[28].

Сразу вспоминается эпизод с ханаанеянкой, описанный в Евангелии (Мф. 15:25-27). Иисус сначала полностью отверг её в соответствие с ведийским законом, заявив, что только дети достойны хлеба. Но ханаанеянка напоминает ему, что даже псы питаются крошками со стола своих господ. В древнеиндийском обществе, как мы видели, шудры приравнивались среди других животных к собакам[29]. В то же время они не лишались соответствующих для их сословия пищи и крова, если служили высшим варнам. Текстология фрагмента при сравнении с параллелью в Мк. 7:24-30 показывает, что фраза Мф. 15:24: «Я послан только к погибшим овцам дома Израилева» является комментарием иудейского редактора, но она отсутствует в аналогичном рассказе Марка, сохранившем первоначальный вариант текста. Матфей ставит знак равенства между «детьми» и «овцами Израиля», но неповрежденная версия отрывка не дает оснований для такого сравнения[30]. Таким образом под «детьми» следует понимать дважды рожденных ариев, так как сюжет и фразеология отрывка получают своё объяснение именно в контексте арийской дхармы.

Едва ли не самое низшее положение в арийской Индии имели чандала – букв. «собакоеды», коими называлось потомство от смешения всех «нечистых» с ариями. Открыв эпос Рамаяна, сразу станет ясно, что многих из тех, кого сегодня считают людьми, древние арии записывали в обезьяны, потому что не считали их людьми. Например, Раме в его похождениях и битвах помогает некое говорящее «племя обезьян» – таково было отношение ариев к местному неарийскому населению Индостана[31].

Все «неприкасаемые» были ущемлены и в религиозных правах: лишены обряда посвящения, отстранены от участия в ритуале ведийской и брахманистской религий, чтения и слушания Вед. Считалось, что это молодые души, недавно пришедшие из царства животных, поэтому «физический труд и служение другим – предназначение шудр»[32]. Даже буддийские джатаки подчеркивали «неприкасаемость» чандалов и позволяли им жить только вне города, исполнять лишь грязную работу (кремация трупов, уборка улиц), принимать иную пищу, нежели члены высших варн и каст. Считалось, что простое общение с ними оскверняет и приносит человеку несчастье[33]. Черных автохтонов Индостана арии считали пригодными только для рабства и к ним применялось определение «варвары». Соприкоснувшемуся с ними арийцу предписывалось пройти обряд водного очищения, поскольку неприкасаемые находятся в «среднем» состоянии между людьми и животными, что было обусловлено их «темнотой»[34].

Точно также Талмуд запрещает изучение Торы всем неевреям, единственная участь которых – рабство. Более подробная регламентация взаимоотношений трех высших варн с шудрами изложена в «Законах Ману»[35] и других ведийских текстах. Вот почему все дискриминационные законы Талмуда и Танаха в отношении гоев (не-евреев), смело можно отнести на счет самих евреев. Всё, что ими сказано о нас в таких трактатах как Шулхан-Арух, относится на самом деле к ним самим, поскольку позаимствовано ими из нашего древнего ведийского арийского законодательства.

* * *

После этого небольшого отступления о социальном устройстве израильского общества возвратимся снова к теме Моисея и левитов. Итак, какова же была подлинная история Моисея и что происходило на самом деле при исходе евреев из Египта? Об этом рассказывают нам другие внебиблейские исторические источники, прежде всего – история Манефона[36].

Подлинным именем Моисея было Мес (варианты: Мос, Меш, Месу), что по-египетски значит дитя[37]. На греческом оно писалось Μωυσῆς (Музес, Моизес), на еврейском – Моше. Позже евреи придумали для этого имени свою собственную этимологию и агаду к ней, производя его значение от глагола mose משה – «извлекать (из воды)». Но по мнению лингвистов грамматически имя משה должно значить не извлеченный, а извлекающий. Привязка имени Моисей к евр. моше и спасению из воды выглядит искусственной[38].

Рассказ о чудесном спасении младенца Моисея, которого его мать положила в корзинку и пустила по реке, оказывается вымыслом, основанным на египетских мифах о рождестве Гора. Этот вымысел был призван подтвердить якобы еврейское происхождение пророка.

Как и все иудеи, историк Иосиф Флавий был крайне раздосадован тем фактом, что Моисея

«египтяне считают человеком необыкновенным и божественным; желая же – поразительная наглость! – считать его своим, они выдают его за одного из жрецов… из города Гелиополиса»[39].

Если исходить из достаточно путаных в хронологическом отношении данных египетского историка Манефона, то Моисей приходился внуком фараону Рамсесу II. Моисей представлен не только как религиозный, но и как политический лидер. В качестве полководца, он командовал войсками фараона в войне с Эфиопией и заключил мир с кушитами, благодаря браку с эфиопской принцессой. Манефон сообщает другое его имя – Осарсиф[40] и говорит, что он был жрецом Осириса в Гелиополе[41].

Если бы Моисей не был высокопоставленным лицом, имевшим отношение ко двору правящего фараона, он вообще не получил бы у него аудиенции. Библейский рассказ недвусмысленно дает понять, что даже тот фараон, при котором он был сделан сыном его дочери (Исх. 2:10), хотел казнить Моисея за совершенное им убийство египетского надсмотрщика (Исх. 2:11-15). Очевидно, что тот фараон вообще не признавал его даже членом семьи (хотя по еврейской версии должны было быть иначе), если пытался с ним расправиться как с иноплеменником, вступившимся за еврейских рабов. Не говоря уже о следующем фараоне, который о Моисее даже ничего не знал. Чтобы представиться царю Египта, Моисею было необходимо соблюсти сложный многоступенчатый религиозный протокол и выполнить ряд ритуалов, включающих обращение с молитвой покорности к фараону[42]. Для Моисея еврея выполнение таких предписаний было бы недопустимым, поскольку противоречило его религиозным убеждениям. В беседе с фараоном Моисей явно унижает его самого и египетских богов. За такое богохульство и святотатство была неизбежна смертная казнь. Два еврейских смутьяна из племени рабов были бы казнены неминуемо, но они избежали этого самым непостижимым образом, и это почему-то никого из толкователей не смущает.

Другой египетский историк, цитируемый И. Флавием, Херемон Александрийский, пишет, что настоящим именем Моисея было Тисифен, а его сподвижника звали Иосифом, которого по-египетски он именует Петесеф. Херемон называет их «книжниками» и «вожаками скверного народа», правда ничего не говоря об их родстве[43]. Комментаторы Флавия указывают, что вовсе не факт, что Херемон под Иосифом имел ввиду брата Моисея Аарона. Из дальнейшего повествования видно другое: что имелся ввиду патриарх Иосиф, а точнее – в нем скорее всего персонифицировалось всё племя евреев («Иосифом» в Библии называлась страна Израиль, все северные колена).

Как ранее уже было мной отмечено, лишь на страницах Торы Аарон становится «братом» Моисея. Но в действительности – это обозначение двух параллельных иерархий, возникших на разных этапах истории. И это подтверждается текстологически на страницах Библии. В более ранних пластах J («яхвист») и E («элохист») используется вводная формулировка: «И сказал Яхве Моисею» (Исх. 6:1, 7:14, 8:16, 10:1; Чис. 11:16,23; 14:11). Но в присоединенном к ним источнике P («жреческий кодекс») делается добавка: «И сказал Яхве Моисею и Аарону» (Исх. 6:13, 7:8, 9:8, 12:1; Лев. 11:1, 13:1, 14:33, 15:1). Таким образом очевидно, что авторы P, т. е. представители ааронидского священства, подставляли имя Аарона к откровениям Моисея для того, чтобы уравнять и даже возвысить его над законодателем (напр., в Исх. 7:7 его сделали «первенцем», его потомкам отдаются прерогативы первосвященства, статус левитов понижен в Чис. 18:2,4 в качестве прислуживающих при ааронидах, и т. д.).

Иудейские жрецы, несмотря на все разногласия и борьбу кланов, никогда не забывали своих связей с Египтом, который традиционно оказывал мощное культурное воздействие на весь Ханаан. Много веков спустя, в середине II в. до н. э., первосвященник Ония построит в Леонтополе храм Яхве, альтернативный Иерусалимскому[44], используя пророчество Исайи (гл. 19). В этом пророчестве есть весьма интересные пассажи, которые, например, говорят о водружении «жертвенника Яхве посреди земли египетской» и «столба (mazzeboth) Яхве у границ её» (19:19); причем, как египтяне, так и ассирийцы будут служить Яхве (19:23). Предсказание заканчивается благословением египтянам, ассирийцам и израильтянам: «Благословен народ Мой – египтяне, и дело рук Моих – ассирияне, и наследие моё – Израиль» (19:25). Для себя отметим: с поствавилонским иудаизмом и его ненавистью к другим народам это никак не вяжется. Кроме того, в пророчестве был указан один из египетских городов, в котором будет прославляться имя Яхве – «город солнца» (Гелиополь) (19:18). Но масореты с помощью значков огласовки исправили на «город разрушенный». Талмуд считает предприятие Онии идолопоклонством (Абода Зара, 49), и священникам этого храма якобы было запрещено служить в Иерусалиме (Менахот 109, 110а). Храм просуществовал до 73 г. н. э., пока не был разрушен по приказу императора Веспасиана. Существование такого храма никак не согласуется с тем, что предписывается Торой относительно места жертвоприношений, которое должно быть только одним. Значит ли это, что даже в середине II в. до н. э. Тора еще не имела своей окончательной фиксации? Очень похоже на то. Ведь и самаряне тоже указывали на некоторые разночтения, связанные со священным местом поклонения, которым они считали не гору Мориа, а гору Гаризим. Самарийский храм в честь Яхве – отдельная история, но и она показательна в том плане, что первоначально яхвизм не имел ни строго этнической привязки (самаряне – не евреи по происхождению), ни определенной локализации.

Другое название Гелиополя на египетском звучит как Иуну (греч. Он) и имеет значение «Великой Девятки» главных божеств египетского пантеона (греч. Эннеада)[45]. Многозначительно и само имя Ония, что на еврейском значит «Яхве есть Он (Иуну)». Такое небиблейское имя говорит о том, что посвященные левиты несомненно знали не только о иевусейских, но и о египетских истоках своей религии через жреца Гелиополя Мосеса, а также о связи теонима YHWH Elohim (евр. «Яхве-боги») с «Великой Девяткой». Иуну (ỉwnw) не что иное как египетский вариант еврейского тетраграмматона (обратим внимание на то, что вторая и четвертая буквы повторяются в обоих именах). Даже имя, сообщенное Яхве Моисею: «Я есть Тот, кто Я есть» (ориг. Исх. 3:14), это точный эквивалент египетского божественного имени Nuk Pu Nuk[46]. Центральное положение в этом божественном имени занимает слово Ашер (или Асар) (אשר), которое может кодировать имя Осириса. В таком случае фразу следует перевести: «Я есть – Осирис – Я есть».

Но вернемся к личности Моисея. То, что Моисей имел отношение к жреческому сословию Египта, видно из того факта, что во время своего бегства из страны он поселился у мадианского жреца Ятро (синод. Иофор). Этот Ятро был, как выясняется, тоже египтянином[47]. Гильдия жрецов, как уже указывалось, была связана по всему миру. Вовсе не случайно и то, что в жены Моисею была отдана дочь Ятро, как и по ведийским законам браки должны были заключатся между представителями одной варны.

Согласно Манефону и Херемону, Мосес возглавил всех проклятых и «прокаженных» рабов, которые были заключены в каменоломни, вернул их в Аварис – город, где правили гиксосские фараоны – и объявил войну фараону Аменофису[48]. Таким образом Мосес, по этой версии, использовал неких внесоциальных людей в каком-то внутреннем политическом конфликте, из которого он не вышел победителем и был вынужден покинуть Египет, взяв с собой в качестве прикрытия египетских рабов.

Другой античный историк Лисимах сообщает об исходе евреев из Египта следующее, относя это событие, правда, уже к другому времени:

«При египетском царе Бокхорисе[49] еврейский народ, зараженный проказой, чесоткой и еще какими-то болезнями, стал стекаться в храмы, чтобы просить там подаяния. Когда заболело множество людей, в стране случился неурожай. Бокхорис, царь Египта, послал к оракулу Амона узнать о причинах неурожая. Бог повелел ему очистить святилища от безбожников и нечестивцев, изгнав их из храмов в пустыню, а больных проказой и чесоткой — утопить, поскольку богу Солнца не угодна их жизнь; затем очистить святилища, и тогда земля снова будет плодоносить. Получив оракулы, Бокхорис созвал жрецов и служителей алтарей и приказал им произвести отбор среди нечистых, чтобы одних передать воинам, которые отведут их в пустыню, а прокаженных обернуть в свинцовые листы и бросить в море. Прокаженные и чесоточные были утоплены, а остальные схваченные нечестивцы были удалены в пустыню, чтобы там погибнуть. Но, собравшись вместе, они посоветовались о том, что им делать, и, когда наступила ночь, разложили костры, зажгли факелы и остались в живых; следующую ночь, проведя в посте, они стали молить богов, чтобы те спасли их. На другой день некто Моисей посоветовал им рискнуть пойти наугад, пока не выйдут к каким-нибудь селениям, и повелел им из людей никого не жалеть и не испытывать к ним никаких добрых чувств, а только ненависть, и разрушать храмы и жертвенники богов, которые встретятся им на пути. Единодушно согласившись исполнить это приказание, они двинулись через пустыню и не без потерь достигли населенных мест. Над людьми они творили всякие бесчинства, святилища богов грабили и сжигали и, наконец, пришли в страну, которая называется теперь Иудея»[50].

Из этого сообщения следует, что исход евреев из Египта был на самом деле инициирован непосредственно властями, заинтересованными в очищении страны от больных бродяг, распространявших заразу. Поэтому вполне возможно, что Моисей, возглавивший их, в действительности представлял интересы фараона, аристократии и жрецов, или же, по меньшей мере, какой-то политической или жреческой партии Египта.

Интересные сведения о Моисее, опираясь на «Историю Помпея» Посидония, приводит Страбон. Согласно этому просвещенному географу Моисей был «одним из египетских жрецов», и он «владел частью т. н. Нижнего Египта» (что естественно, если он являлся сыном фараона). Однако, в отличие от других античных авторов, Страбон утверждал, будто исход Моисея был вызван религиозными причинами – недовольством искаженным почитанием Бога в Египте и Ливии, в результате чего Моисей выступил против любых изображений Божества. Однако, как мы можем убедиться из самой Библии, всё это не подтверждается реальными фактами, поскольку новоучрежденный культ уже при Моисее постоянно сопровождали разного рода божественные фетиши – Нехуштан, Керубы и т. п. Да и сам Страбон подтверждает, что Моисей «вместо оружия выставлял вперед святыню и божество». Интересно, что Страбон не упоминает евреев вообще. Вышедших с Моисеем из Египта он называет просто «людьми», «народом» или «почитателями божества». Страбон, судя по всему, полагал, что Моисей достиг Палестины, где учредил «необычного рода власть». В Ханаане «все окрестные народности охотно присоединились к нему ради таких поучений и обещаний». Выходит, никакого националистического контекста религии Моисея, а следовательно и теории «избранности» евреев, изначально не существовало. А те народы, которые впоследствии вошли в состав «колен Израилевых» являлись на самом деле или египтянами или местными племенами Ханаана, присоединившимися к ним позже. Далее Страбон сообщает очень интересные сведения о левитах:

«Преемники Моисея некоторое время оставались верными его учению, ведя праведную жизнь. Впоследствии жреческая должность оказалась вначале в руках людей суеверных, а затем – самовластных. От суеверия пошло воздержание от некоторых сортов пищи, обрезание мальчиков и вырезание у девочек (клитора – примеч. Breanainn) и тому подобные обряды. Преемники Моисея впоследствии извратили неплохое начало»[51].

Библия сообщает, что среди вышедших из Египта были не только евреи, но и «множество разноплеменных людей» (Исх. 12:38). В то же самое время вместе с евреями, по сообщениям древних историков, вышли ахейцы. Под командованием Кадма и Даная они отплыли в Грецию, в Аргос, и впоследствии участвовали в войне против Трои. Как мы узнаем из дальнейшего, ахейцы входили в состав гиксосов – фараонов индоевропейского происхождения (вероятно, дальних потомков ливийцев, ушедших на Крит).

Доказательством того, что Моисей не был евреем, служит библейский рассказ о его чудесном спасении в люльке, пущенной по воде. Дело в том, что этот эпизод был вставлен в Тору именно с целью обосновать, каким образом Моисей попал из еврейской семьи ко двору фараона и получил здесь воспитание. Однако выяснилось, что эта история почти один в один совпадает с аккадским мифом о царе Саргоне, жившем задолго до Моисея (Саргон правил Аккадом в 2316-2261 гг. до н. э.). На одной из его статуй была вырезана надпись, согласно которой Саргон был рожден в среде священнической аристократии подобно Моисею. В тексте сказано:

Понесла меня мать моя, жрица, родила меня втайне.
Положила в тростниковый ящик, вход мой закрыла смолою,
Бросила в реку, она меня не затопила.
Подняла река, понесла меня к Акки, водоносу.
Акки, водонос, багром меня поднял,
Акки, водонос, воспитал меня как сына.
Акки, водонос, меня садовником сделал[54].

Данный мифопоэтический образ спасения младенца-героя из воды, как выяснилось, характерен, для многих культур и составляет один из компонентов целой мозаики т. н. «бродячих» сюжетов, переходящих из одних мифов в другие. Согласно Плутарху Исида, желая защитить своего новорожденного сына Гора, спрятала его в камышах, чтобы укрыть от взгляда Сета. Она положила дитя в лодку из тростника и доверила её Нилу. Гор, влекомый потоками реки, появился на заре прямо у дворца фараона[55]. Мать Моисея в ожидании, что произойдет с корзинкой, прячется в тростнике подобно богине-кормилице Хатхор, которая изображалась скрытой в папирусных тростниках, символе Нила[56].

Тот же миф был известен и в ведийской Индии (история рождения воина Карны), у римлян (аналогичное спасение Ромула и Рема)[57], зороастрийцев (спасение Кави Каваты)[58] и у кельтов в связи с чудесным рождением барда Талиесина от богини Керридвен. Кельтский эпос в частности повествует, как после рождения Талиесина богиня положила новорожденное дитя в суму и бросила её в реку. Вскоре суму с малышом вытащил из реки Элфинн, который был очень очарован красотой младенца, подобно тому, как и дочь фараона была восхищена красотой Моисея. Поэтому Элфинн назвал будущего барда «Талиесин», что значит «лучистая бровь»[59]. И вовсе не факт, что на историю Талиесина повлиял Ветхий Завет, поскольку мы знаем, что подобные мифы встречаются в других дохристианских верованиях и могли появиться в кельтской религии без какого-либо посредства еврейской или христианской.

Итак, еврейский плагиат на основе других, несомненно более архаичных традиций, налицо. Если Моисея в корзинке никто не пускал по Нилу и не вытаскивал из воды, и если он попал ко двору фараона совсем иным путем, то это значит, что он родился не среди еврейских рабов, а во дворце фараона, потому что был природным египтянином и, возможно, одним из династических наследников. Как бы не относиться к Тибетскому Евангелию (2:7,9), но в нем содержатся интересные сведения о том, что Моисей был младшим сыном фараона и что именно «фараон повелел Моссе увести всех еврейских рабов в другой город далеко от столицы».

Еще одним подтверждением того, что Моисей не происходил от евреев, является эпизод с обрезанием его сына. В Быт. 4:25 сказано, что Яхве встретил Моисея и хотел его убить. Но его жена Сепфора обрезала своего сына и бросила крайнюю плоть к ногам Яхве. Из этого эпизода очевидно, что в семье Моисея обрезание не практиковалось, что и вызвало крайний гнев Яхве. Разумеется, это не более чем поздний миф. Но он говорит о многом. Если левиты были белой кастой жрецов lebu, то сами они, конечно же, не обрезывались. Обрезание могло быть введено только для низших слоев израильского общества: по сути обрезание являлось нанесением психофизической травмы для того, чтобы подавлять агрессию, обуздывать сексуальные отклонения, снижать умственный потенциал, т. е. приводить дикарей в более покорное состояние[60]. Моисей тоже не был обрезан, иначе не смог бы скрыть своего происхождения, когда, по еврейской легенде, он воспитывался при дворе фараона. Позже, когда евреи включили левитов в число потомков Иакова, они внесли в Тору сведения о том, что левиты тоже обрезывались.

Есть еще один отрывок в И. Нав. 5:2-7, из которого можно заключить, что народ Израиля впервые подвергся обрезанию только после перехода через Иордан, т. е. уже после смерти Моисея. Объяснения и оговорки в этом месте, почему евреев обрезали только теперь, выглядят весьма надуманно. Комментатор поясняет, что обрезаны были только те, кто вышли из Египта, но, поскольку они «не слушали гласа Яхве», то в качестве наказания они бродили «в пустыне, доколе не вымер весь народ… а вместо них Яхве воздвиг сынов их». Но получается, что недостойные были обрезаны, а достойные нет. Это лишено всякой логики. Что вообще мешало левитам строго следить за выполнением этого обряда? Можно сколько угодно ссылаться на богоборчество евреев и нежелание ими выполнять религиозные требования, о чем часто сообщает Пятикнижие. Но почему-то другие предписания по повелению Моисея за всё время странствий по пустыне они выполняли и были даже всякий раз жестоко наказуемы за проступки и сопротивление Моисею и левитам. Все требования, кроме этого. Так что «второе обрезание» никак не вяжется с историей, о которой мы читаем в Торе. Скорее всего упоминаемое в книге Иисуса Навина обрезание было не «вторым», а первым, и ввел его не Моисей, а Навин после его смерти. Это подтверждается вышеприведенной цитатой из Страбона, который писал, что евреи ввели обрезание уже по переселении в Ханаан, когда на жреческой должности оказались люди «суеверные» и «самовластные». Выходит, Моисей и первые жрецы левиты не давали закона об обрезании и сам Моисей не был обрезан. Предание об этом, между прочим, сохранили «назореи», о которых речь будет дальше.

Следующее доказательство того, что Моисей не был евреем, содержится в отрывках Исх. 32:10, Чис. 14:12, Втор. 9:14, в которых от лица Яхве говорится о его желании полностью истребить всех израильтян и произвести от Моисея новый народ – «более великий и могучий». Но, спрашивается, если сам Моисей был евреем, как и все прочие потомки Иакова, то каким образом от него могло произойти что-то в генетическом плане более качественное, чем евреи?…

В одном месте Торы Моисей произносит такую жалобу перед Яхве:

«Разве я носил во чреве весь этот народ, и разве я родил его, что ты говоришь мне: «Неси его на руках твоих», как нянька носит ребенка…?» (Числ. 11:11-15).

Давайте задумаемся, а мог ли вождь народа, соединенный с ним кровными узами, произнести такие слова, если бы он осознавал с ним какую-либо родственную связь? Скорее в речи Моисея угадывается равнодушие к евреям как к чему-то постороннему. Ведь даже если Моисей не был родоначальником евреев, как он говорит, то зато они должны были осознаваться им как его братья по крови. Тем не менее, такая фраза как «этот народ», заставляет заключить, что для Моисея он был чужд. И в ответ на такую жалобу Яхве предлагает уничтожить их всех, а от него произвести новую нацию. И что же отвечает на это Моисей? Он нисколько не возмущается предложению своего бога, ему нисколько не претит такое отношение к его, казалось бы, родственникам. Моисея интересует прежде всего авторитет Яхве, мнение египтян и других народов, которые в случае подобного расклада обвинят Яхве в слабости, если он не сможет вывести израильтян в Землю Обетованную по своему обещанию. О евреях Моисей говорит исключительно в третьем лице: «народ этот» (Числ. 14:19), «бог отцов ваших послал меня к вам» (Исх. 3:13-15). Не наших отцов, а ваших! О своем народе так не говорят. Если бы Моисей был причастен к нему в этническом плане, то он выражался бы иначе: «народ мой», «наши отцы». Но таких фраз мы не найдем во всей Торе!

Судьба Моисея в еврейском обществе была незавидной. Можно сказать, Моисей презирал евреев, поняв, что мыкаться с ними, учить их цивилизованному образу жизни и прививать им основы этики и морали – дело заведомо бесполезное и полностью бесперспективное. Соответственно и евреи ненавидели его и в то же время боялись магии Моисея. Они гневались на него за то, что он вывел их из Египта и заставил скитаться полуголодными по пустыне; за то, что навязывал им чуждую их убеждениям и образу жизни религию и бога, которому они не хотели поклоняться; за то, что он их убивал за ослушание и ропот. Моисей терпел евреев, а евреи терпели своего навязчивого вождя по причине безвыходности ситуации. Власть Моисея над евреями держалась исключительно на силе. В конце концов евреи, видимо, всё же убили Моисея и извратили его религию. Следы своего преступления они скрыли, поэтому тело Моисея оказалось «ненайденным», а затем сочинили историю его кончины, чтобы окончательно «замести следы»[61]*.

> В ОГЛАВЛЕНИЕ <

ПРИМЕЧАНИЯ:

[1] Лютостанский И. Талмуд и евреи. Т. 1. М. 2009, стр. 228-229.

[2] Египтологи отмечают, что убийство любого младенца в Египте считалось преступлением – актом, противным богам, подрывом фундаментальных этических ценностей древнеегипетской религии. Тем не менее, такая переоценка основ египетской религии могла происходить от гиксосских фараонов, природно чуждых ей.

[3] Климент Александрийский утверждал, что Моисей был халдеем, но родился в Египте, поскольку его предки переселились в Египет по причине голода, уже долгое время тяготевшего над Вавилоном. – Климент Александрийский. Строматы. I:XXIII,151,1. Здесь нужно заметить, что по-видимому Климент ошибочно считал и самих евреев халдеями (поскольку Авраам прибыл из Шумера), а голод в Палестине отнес ко всей Вавилонии. Тем не менее, его взгляд интересен сам по себе своей оригинальностью. Но если принять данные Климента за «чистую монету», то не исключено, что в венах Моисея вполне могла течь халдейская кровь. В таком случае предки Моисея происходили из жреческого сословия Вавилонии (как известно, «халдеями» называли вавилонских жрецов).

[4] Савва Р. Секреты Ветхого Завета: Моисей – кто он? Ростов-на-Дону. 2005, стр. 74.

[5] См.: Коллинз Э., Огилви-Геральд К. Проклятие Тутанхамона. М. 2010. Египетские имена у левитов; Фридман Р. Как создавалась Библия. М. 2011, стр. 116.

[6] Причем, вероятное произношение на египетском могло быть идентично еврейской огласовке – Навин или Наун.

[7] Ренан З. История Израильского народа. М. 2001, стр. 62; Harold M. Wiener. Priests and Levites.

[8] Цит. по: Савва Р. Указ. соч., стр. 264.

[9] Зильберман М. М. Исход евреев из Египта. Левиты – каста служителей культа.

[10] Клёсов А. Иосиф и его братья или взрослые игры с молекулярной генеалогией.; Wiki/Levite.

[11] Гюнтер Г. Расология еврейского народа. М. 2010, стр. 181-182.

[12] Подробнее о том, что у славян и индоевропейцев самым древним культом был культ змеиных богов см. в работе: Белов А. Велес – бог русов. М. 2009, стр. 123-144; его же более развернуто в книге: Арийское прошлое земли Русской. М. 2011; Wiki/Змей(мифология).

[13] Levites: Ancient Snake Handlers?

[14] «Дом Левиев – это Левиафан, который принесет в мир радость, ибо написано: ты создал Левиафана, так что ты возрадуешься благодаря ему». – Цит. по: Савва Р. Указ. соч., стр. 81, 164.

[15] Wiki/Жречество Древнего Египта.

[16] Врата Анубиса/Змея.

[17] Тюняев А. А. История возникновения мировой цивилизации.

[18] См.: Сейс А. Расы Ветхого Завета. М. 2016, стр. 20.

[19] Население и этнокультурные особенности Северной Африки.

[20] Энциклопедия мифологии. Ливийские династии.

[21] Коростовцев М. Религия Древнего Египта. М. 1976. Египет и христианство.

[22] Высказывается предположение, что Lebu образовано от того же корня, что и славяне, но без начального «с». Происхождение этнонима так наз. полабских славян, возможно, связано с названием р. Лаба (Эльба), что значит «происходящие с Лабы» (по-лабы/с-лабы = с-лавяне). – См.: Этимология терминов: солнце, кельты, Палестина, письмо, кириллица.

[23] Между прочим, существовала особая левитская мессианская традиция, зафиксированная в кумранских свитках. Её отголоски видны в том, что Мария, мать Иисуса, по версии Луки состояла в родстве с семьей левита Захарии. Позже эта традиция была объединена с иудейской, что отражено как в рукописях Мертвого моря, так и в Евангелиях.

[24] Гордон С. До Библии. Общая предыстория греческой и еврейской культуры. М. 2011, стр. 13.

[25] Лютостанский И. Указ. соч. Т. 1. Отношение ученых евреев к амхаарецам (чернорабочим), стр. 552-554.

[26] Особенности рабовладельческих отношений в Индии; см. также: Бонгард-Левин Г., Ильин Г. Индия в древности. СПб. 2001, стр. 309-310.

[27] См.: Бонгард-Левин Г., Ильин Г. Указ. соч., стр. 167, 638.

[28] Дхарма класса и дхарма возраста.

[29] «Возмещение за убийство собаки, кошки, лягушки, ящерицы, вороны, совы и шудры одинаково». – Ману-шастра.

[30] Подробнее см.: Breanainn. Текстология Евангелий. Ариохристианский опыт. / Эпизоды с участием женщин. «Овцы Израиля». Исцеление дочери женщины-ханаанеянки.

[31] Michael A. de Budyon. Языческая свобода. Гл. 7. Северный ветер.

[32] Бхагавад-Гита 18, 44.

[33] См.: Бонгард-Левин Г., Ильин Г. Указ. соч., стр. 301.

[34] Гусева Н. Индуизм и мифы Древней Индии. М. 2005, стр. 49-50.

[35] Законы Ману.

[36] Подробнее см. статью анонимного автора Месу.

[37] В хурритском языке Мез – Меш значит баран.

[38] По Талмуду родители якобы нарекли Моисея Товией. Еврейское имя Товия («Яхве доволен») является точным аналогом египетского имени Аменхотеп («Амон доволен»). – См.: Савва Р. Указ. соч., стр. 246.

[39] Иосиф Флавий. О древности иудейского народа. // Иудейские древности. Т. 2. М. 2002, стр. 497.

[40] Более правильно – Осарсип (Osarsyph), из чего видно, что это имя включает в себя теонимы Осирис (Асар, Усир) и Сеп. Относительно последнего то же самое можно констатировать и касательно имен Иосиф и Петесеф, о которых далее сообщается. Соп или Сепа – божество, которое почиталось в Гелиополе и близ него и которое идентифицировали с Осирисом. – См.: Мюллер М. Египетская мифология. М. 2007, стр. 157.

[41] По некоторым неподтвержденным данным Моисей, будучи жрецом Осириса, в то же время являлся инициатом земель фараонов на р. Нил. Фараону он приходился двоюродным братом, а своё образование получил среди колонн Исиды и Осириса. Французский философ Э. Шюре писал о Моисее следующее: «Посвященный Изиде и Озирису своею матерью, он провел своё отрочество среди священников, принимал участие во всех священных праздниках, в жреческих процессиях, носил эфод, св. чашу или кадильницу, внутри же храма, серьезный и внимательный по природе, он постоянно прислушивался к священной музыке, к гимнам и к глубоким поучениям жрецов». – Шюре Э. Великие посвященные. Книга 4. Глава 2; см. также: Самуэль Аун Веор. Трактат по революционной психологии. Гл. 28. Сила воли. М. Эшби в своей книге «Христианская йога» пишет, что данные о жречестве Моисея в Гелиополе подтверждал и Филон Александрийский. Сочинения Филона у нас, к сожалению, почти не издавались. В 2000 г. в издательстве Ю. Шичалина вышел первый том переводов, и с тех пор дело с мертвой точки не сдвигается. Также переводились некоторые его отдельные трактаты. Библиографию см.: Wiki/Филон Александрийский. Англоязычные переводы см.: Early Jewish Writings. Philo of Alexandria. В трактате «О жизни Моисея» таких сведений нет.

[42] См.: Савва Р. Указ. соч., стр. 115-116.

[43] Иосиф Флавий. О древности иудейского народа. // Иудейские древности. Т. 2, стр. 498.

[44] Брагинская Н. В. Полемика вокруг храма Онии.

[45] Wiki/Гелиополь.

[46] Moses. YHWH – ‘I am What I am’ – ‘Nuk Pu Nuk’ – Elohim – Aten – Adonai.

[47] Впрочем, реальность этого Ятро также под большим сомнением. По мнению Р. Саввы, ytro является метафорой Бога богов, а также названием Нила, и в переводе значит «божественный Отец», соответствуя египетск. yt-neter. Имя ytro носил фараон Эйе (ок. 1323-1319). Р. Савва полагает, что библейский Иофор и фараон Эйе – одно лицо. – См.: Савва Р. Указ. соч., стр. 79, 94-95.

[48] Считается, что Аменофис (Амен[х]о[те]фис) соответствует Аменхотепу I, сыну Яхмоса, который и был фараоном Исхода. Но возможно под Аменофисом имеется ввиду Аменмес, который устранил от власти сына фараона Мернептаха Сети-Мернептаха, будущего Сети II, однако не сумел удержаться у власти в условиях внутренней и внешней дестабилизации и вскоре сам был смещен Сети II и царицей Таусерт. – Wiki/Аменмес.

[49] Известен как фараон XXIV династии Бекенренеф (годы правления: 720-714 гг. до н. э.). Таким образом Лисимах относит исход евреев к гораздо более поздней эпохе, чем это представляют другие источники, и прежде всего – Библия. Многие ученые-библеисты склоняются к мнению, что исходов было несколько. Все они при редактировании Торы были впоследствии объединены.

[50] Цит. по: Иосиф Флавий. О древности иудейского народа. // Иудейские древности. Т. 2. М. 2002, стр. 500.

[51] ГС XVI, II, 36-37. Цит. по: Месу.

[54] «Я – шаррукен, царь могучий…» Сказание о Саргоне, 5-11. – Афанасьева В., Дьяконов И. Я открою тебе сокровенное слово. Литература Вавилонии и Ассирии. М. 1981, стр. 249.

[55] Согласно Плутарху Гора нашел в реке и воспитал водонос Памил, в чем можно увидеть соответствие с «оросителем» Акки из аккадского мифа. – См.: Мюллер М. Указ. соч., стр. 124.

[56] См.: Савва Р. Указ. соч., стр. 145, 238. Тот же автор указывает, что по тексту Зогара мать Моисея носила имя Зот, которое происходит от египетск. Зет или Исет – имени Исиды. Иероглиф этой богини читается как Зет. – Там же, стр. 242-243.

[57] Подробнее см.: Фрэзер Дж. Фольклор в Ветхом Завете. Ч. 3. Эпоха судей и царей. Гл. 1. Моисей в тростниковой корзине.

[58] См.: Рак И. Зороастрийская мифология. СПб-М. 1998, стр. 228.

[59] См.: Кельтская мифология. Энциклопедия. М. 2005, стр. 360.

[60] См.: Обрезание: оно вам надо?; Обрезание — катастрофа для пениса.

[61] Попытку обосновать эту гипотезу предпринял Зигмунд Фрейд, сторонник теории египетского происхождения Моисея и религии яхвизма. Он утверждал, что Моисей со своими ближайшими последователями бежали из Египта во время неустойчивого периода в истории Египта (по его мнению – после свержения Эхнатона), и что впоследствии они убили Моисея, восстав против него. Фрейд объясняет, что после убийства Моисея, повстанцы испытывали комплекс раскаяния за свои действия, создав вследствие этого представления о Мессии как надежду на возвращение Моисея в роли Спасителя Израиля. Как психолог Фрейд усмотрел в еврействе врожденное следствие этого убийства, полагая, что вина за убийство Моисея передавалась по наследству из поколения в поколение; патологическое чувство вины и толкало евреев к религии как средству снятия этой вины, выраженному в бесконечных кровавых жертвах и надежде на приход избавителя – некоей реинкарнации убитого их предками духовного лидера.

Рассказ о смерти Моисея в Библии подозрительно скуп на подробности, чтобы принять его на веру. Создается впечатление, будто первоначальное подробное описание кончины вождя, если оно существовало, было попросту удалено из текста. Не исключено, что и в самом деле во время очередного бунта в Моаве Моисей был убит сторонниками культа Баал-Пеора и похоронен в общей могиле.

По мнению некоторых библеистов (см.: W. Kaspari. Neuere Versuche Geschichtwissenschaftlicher Vergewisserung uber Mose. ZAW. 1924, s. 297 f.) намеки относительно такой судьбы Моисея можно найти в книгах Чисел (гл. 25), пророков Осии (9:7-14; 12:13-14; 13:1) и Амоса, а также в Псалме 105/106. «В 1922 году Эрнст Селлин («Моисей и его значение») сделал открытие решающего значения. Он обнаружил в книге пророка Осии (вторая половина VIII в. до н. э.) безошибочные следы давнего предания, которое свидетельствовало, что основатель еврейской религии Моисей был свержен и убит во время восстания своим жестоковыйным и строптивым народом. Одновременно религия, которую он основал, была заброшена. Это предание встречается не только у Осии; оно повторяется у большинства пророков; Селлин считает даже, что именно оно легло в основу всех последующих ожиданий Мессии. Ближе к концу вавилонского изгнания в еврейской среде возникла надежда на то, что этот жестоко замученный человек, Моисей, вот-вот вернется из загробного мира и выведет свой раскаявшийся народ, – а возможно, не только этот народ – в страну вечного блаженства». – Фрейд З. Этот человек Моисей. Ч. 2. Если бы Моисей был египтянином. В Исх. 17:4 Моисей даже жалуется Яхве и предупреждает, что его жизнь висит на волоске: «Еще немного и побьют меня камнями». Выглядит очень странным объяснение причины, почему Моисей не был допущен в Землю Обетованную: якобы Моисей и Аарон оказались настолько грешными и неверующими людьми, что Яхве лишил их этой привилегии (Числ. 20:12). Не хотели ли евреи таким способом скрыть факт убийства Моисея?

Източник

Просмотры: 2673