«Секретные протоколы»: К объединению России и Белоруссии всё готово.

Обсуждая ситуацию в Белоруссии, нужно всё время помнить об одном важном моменте: полное объединение или, говоря официальным языком, «предельное углубление интеграции» наших республик возможно в любой час. Для этого требуется совсем немного — или грандиозно много, как посмотреть. Политическая воля.

Москва ждёт визита Александра Лукашенко, анонсированного на ближайшие дни, – президент Белоруссии должен прибыть до 7 сентября.  О чём именно он будет разговаривать с Владимиром Путиным, на какие предложения должен будет согласиться? Ответов на эти вопросы пока нет. В информационном поле пока – только разговор о готовности России выполнить все свои обязательства перед союзником. Путин в интервью каналу «Россия 1» упомянул, что уже сформирован «резерв из сотрудников правоохранительных органов» для того, чтобы при необходимости помочь белорусским властям.

Для России, а не для Запада

Российские оппозайцы уже успели окрестить вероятное участие российских сил в белорусских событиях «вторжением». Менее эмоциональные и более рациональные аналитики принялись увязывать перспективы этого участия с тем, как именно Россия посчитает для себя выгодным разрешить белорусский кризис. Направления мысли тут два: во-первых, возможные преференции для российской экономики, во-вторых судьба самого «последнего диктатора Европы».

По мнению достаточно информированных источников, по первому вопросу у российского руководства колебаний нет: прежде всего химическая промышленность, затем автопром Белоруссии должны быть частично приватизированы и модернизированы в интересах российских компаний. Надо сказать, что российские коммунисты (в том числе такой серьёзный эксперт как экс-депутат Государственной думы Дарья Митина), с самого начала подозревали «русских олигархов» в том, что те способствовали началу «белорусского майдана» именно для того, чтобы обеспечить свои экономические интересы. Однако, по-видимому, Россия ни в каком смысле не причастна к началу протестов. Тут хватило интересов и возможностей «наших западных партнёров». А вот использовать сложившуюся ситуацию по принципу «не было бы счастья, да несчастье помогло» вполне возможно. В конце концов, Россия неуклонно шла по пути интеграции экономик двадцать лет подряд, сдерживающим фактором был как раз Лукашенко.

Судьба президента

Кстати, о Лукашенко. Наиболее распространённая сейчас утечка информации «из кругов, близких к осведомлённым» гласит, что, как ни странно это звучит, Путин предложит Лукашенко добровольно уйти. Конечно, не из страха перед революционерами, а для того, чтобы способствовать избранию президентом Белоруссии абсолютно пророссийского кандидата. Который, в свою очередь, будет завершать процессы государственной интеграции, уже не метя хвостом, как хитрый минский лис, а прямолинейно.

При всей привлекательности этой версии, которая даёт возможность в очередной раз провозгласить, что «Путин всех переиграл», мне она не кажется самой верной.

В сегодняшней дискуссии о том, как следует или не следует реагировать на события в Белоруссии, часто упускают из вида, что два независимых государства независимы от кого угодно, но только не друг от друга.

Вариант Р – Россия

Союзное государство России и Белоруссии существует больше двух десятилетий. Оно создавалось с единственной и ни от кого не скрываемой целью – объединить республики, поспешно и неумело разделённые Беловежской пущей. Вполне возможно, что ненаписанные, но всем тогда известные «секретные протоколы» предполагали, что Лукашенко должен стать президентом большой России. Этого не случилось и не могло случиться, но вот несекретные пункты договора были выполнены. У России и Белоруссии есть спящие, но абсолютно готовые к работе интеграционные институты. Есть парламент союзного государства, государственный секретарь и Высший государственный совет. Есть премьер-министр.

О чём именно Лукашенко будет разговаривать с Владимиром Путиным, на какие предложения должен будет согласиться? Фото: Kremlin Pool/Global Look Press

Более того. За двадцать лет две страны (удивительным образом делая вид, что объединяться как бы и не планируют) унифицировали, насколько это только возможно, законодательство во всех важных сферах (Белоруссия не отказалась от смертной казни, но этот вопрос, уж простите за каламбур, жизненно важным не является), прежде всего в экономической. Дополнительными инструментами для этого оказались ОДКБ и ЕврАЗес, а также таможенный союз. Фактически Белоруссия и Россия живут в единой экономике.

И почти в единой военной организации. За последние дни российские СМИ несколько раз сообщали о том, что министры обороны союзного государства ведут какие-то консультации. Консультируются также министры иностранных дел. Конечно, это происходит в преддверии встречи двух президентов. Но…

Но российские военные аналитики, не разглашая никаких тайн, практически в общий голос заявляют, что включение белорусской армии в состав армии российской (по одному из сценариев, в качестве отдельного военного округа) – это сейчас в прямом смысле дело одного росчерка пера. Это просто вопрос двустороннего согласия – технических препятствий для этого нет.

Как нет и технических препятствий для полного административно-территориального объединения двух стран. Никаких, это можно сделать в два-три месяца.

Конечно, если будет для этого политическая воля лидеров государств и обоюдное желание народов.

Так, может быть… Может быть, они будут обсуждать не судьбу завода по производству калийных удобрений и даже не участие наших силовиков в борьбе с польскими шпионами, а действительно последнюю подпись на самом важном с 1991 года документе?

Да, несмотря на страшный вой о вторжении, на санкции, на крики о том, что Путин – завоеватель… Ещё раз. Технически это сейчас не только возможно, но и просто. Политически – идеально. Риск – приемлемый, если считать, что санкции всё равно неизбежны, а так оно и есть.

Так на какого чёрта мы живём?! – воскликнул бы русский человек Тарас Бульба, будь он сегодня советником президента. Любого из двух.

Андрей Перла

источник







Просмотры: 36

Добавить комментарий